Вьезд в Шарапово со стороны Звенигорода Село Шарапово расположено в 9 км к северо-востоку от города Кубинка и в 11 км к юго-западу от центра города Звенигорода, на автодороге Никольское — Новошихово.

Село с деревянной церковью Святителя Николая было известно с 1558 года. В последствии в Смутное время было уничтожено. Бывшее село стало пустошью Шарапово, которая состояла во владении Саввино-Сторожевского монастыря. В 1678 году здесь поселили крестьян, и Шарапово возродилось как деревня с 8 дворами бобылей.

Вьезд в Шарапово со стороны Звенигорода После отобрания монастырских вотчин в 1764 году деревня управлялась ведомством Экономии. Описание конца XVIII века сообщает, что деревня стояла по обе стороны большой Верейской дороги, в ней имелось 23 двора и проживало 111 душ мужского и 90 женского пола. Сама она входила в состав "экономической" Покровской волости. В окружающих лесах водились зайцы и белки, встречались волки и лисы, довольно разнообразные птицы.

В версте от Шарапово было село Носово, Успенское тож, с деревянной церковью Успения Пресвятой Богородицы. Приход села Носово был одним из беднейших, деревянная церковь совсем обветшала.

Вьезд в Шарапово со стороны Звенигорода Новую каменную церковь решено было строить близ соседней деревни Шарапово. На общем сходе было решено для церкви и домов причта выделить 2 десятины земли, дома причта перенести на счет прихода, для чего сделать посильную денежную подписку, и пожертвовать 7 десятин общественного леса.

В 1880 году по проекту архитектора Ивана Терентьевича Владимирова началось строительство нового трехпрестольного храма Успения Пресвятой Богородицы. В 1885 году выстроена трапезная часть, в которой в 1886 году был освящен придельный храм Иконы Божией Матери «Всех Скорбящих Радость» и в 1887 году - Святителя Николая. Главный престол был освящен в 1888 году.

Старая деревянная церковь была разобрана в 1889 году и на её месте поставлена деревянная часовня.

Поле и лес у села Шарапово Позднее был надстроен верхний ярус колокольни: часть колоколов сохранилась, а от самого большого - только "язык" (установлен справа от храма в год празднования его 120-летия). Внутри храм разделялся на летний и зимний. Служба в церкви в зимнее время совершалась в Скорбященском приделе, вход в главное помещение перекрывался. Отопление было печное, поэтому в главном помещении службы проводили только летом.

Первым настоятелем и строителем нового храма был протоиерей Сергий Иванович Державин, погребенный за алтарем. После него в мае 1898 года настоятелем был назначен священник Алексий Николаевич Зверев, из духовного звания. Староста с 1915 года Василий Ильич Платов, из крестьян.

Шарапово и Носово слились в одно село в 1918 году, церковь Успения числилась тогда в селах Шарапово-Носово Звенигородского уезда.

В 1930-е годы храм был закрыт, из него были изъяты иконы, различные предметы и ценности (некоторые успели спрятать местные жители).

Успенский храм в Шарапово Вновь открыт он был по требованиям верующих в 1946 году. 1946–1947 годы собирали иконы по домам и окрестным деревням, привезли колокол, которым заменили разбитый. Оставшиеся колокола и вновь привезенный разместили на среднем ярусе. Прихожане, сохранившие храмовые иконы, приносили их в храм. Очень много икон сохранила Мария Григорьевна Кузьмина. Большое деревянное Распятие сохранили и в 1946 году передали в наш храм жители деревни Чапаевки — Ирина Семеновна, Александр Михайлович, Татьяна Ивановна Николаевцевы и Пелагия Михайловна Чижова.

24 декабря 1979 года, в Шарапово прибыл новый настоятель, которого Господь удостоил послужить здесь 23 года. Это был молодой иеромонах — отец Лука (Донских). Много людей до сих пор с благодарностью его вспоминают.

Успенский храм в Шарапово Родился игумен Лука (Донских Алексей Петрович) в 1956 году в семье священника. Семья жила бедно, но дружно. Дети старались помогать отцу в священническом служении. Учась в Московской духовной семинарии, Алексей принял монашеский постриг с именем Лука, в честь апостола и евангелиста. Некоторое время исполнял послушание при Хозяйственном управлении Московской Патриархии. Под новый 1980 год указом митрополита Ювеналия отец Лука был назначен настоятелем в Успенский храм села Шарапово.

Успенский храм в Шарапово Люди помнят его доброту, доступность и безотказность: будучи тяжело больным и находясь на лечении в госпитале, он мог тайно от лечащих его врачей уйти из палаты и повенчать, говоря потом: «Как же я могу отказать, когда просят повенчаться?». Мог рано утром собраться, чтобы повенчать летчика, вылетающего в Афганистан, или глубокой ночью поехать в другой район, чтобы причастить умирающую старушку, потому что она всех своих внуков крестила в Шарапове, или перед освящением дома спрашивал о хозяине и если беден человек, то давал указание своим помощникам купить продукты, чтобы стол накрыть…

Из воспоминаний военного врача А.П. Горячевского:

Успенский храм в Шарапово «Благодарю Господа Бога за то, что у меня был такой духовник. Отец Лука 23 года служил Богу в Успенском храме в Шарапове, а я 23 года в госпитале лечил людей и помогал им восстановить здоровье. В нашем госпитальном храме Лука Петрович окрестил многих генералов, начальников политуправлений, командующих округов и для каждого находил слово».

24 ноября 2002 года игумен Лука скоропостижно скончался от сердечного приступа.

Часовая мастерская Платова в Шарапово Село Шарапово было в прошлом широко известно своим часовым промыслом, который стартовал здесь в 1860-х годах и получил успешное развитие. Его начали крестьяне-отходники Пётр Егоров, работавший на оптическом заводе в Москве, и Герасим Афанасьев (работал в Москве, потом во Франции, где сделал первые часы).

Первое время Афанасьев трудился лишь с двумя мальчиками, отданными ему в ученики. Каждый месяц мастерская давала до 50 рублей чистой прибыли.

Часы - ходики Платова До 1875 года, по воспоминаниям самого Герасима Афанасьевича Афанасьева в деревне выпускали ходики лишь в трех избах. Но уже тогда промысел быстро перекинулся и в соседние селения - Ястребки и Ягунино. Домохозяева и члены их семей вырабатывали до 1500 штук часов в год. Эти часы показывали не только время, но и числа месяцев. Афанасьев сам трудился вместе с наёмными рабочими, отвозил часы (настенные ходики) в Москву, с доставкой они стоили 20 копеек. На Всероссийской Художественно-промышленной выставке в Москве в 1882 года он получил награду за новизну самого дела - изготовление простых настенных часов кустарным способом и за их самую низкую по всей России стоимость.

Часы - ходики собранные в Шарапово В 1889 году им только в Шарапове было занято 59 человек, и, кроме мастерских, производством занимались еще в девяти дворах. С начала 1890-х годов товар стали отвозить для сбыта на соседнюю станцию Кубинка. Изменились внешне и сами ходики: с целью удешевления производства прежде рисованные циферблаты заменили печатными на бумаге или жести. Эта оригинальная находка заслужила особой похвалы на Всероссийской промышленной и художественной выставке 1896 года в Нижнем Новгороде.

Мастерская Афанасьева к 1913 году изготавливала 30 000 ходиков в год, но самой крупной в это время уже стала конкурирующая фабрика Василия Ильича Платова (деньги на открытие предприятия он накопил в Москве, будучи ассенизатором), выпускавшая 1200 настенных часов в день. Часы получили на выставках 5 медалей, пользовались устойчивым спросом и отправлялись в Москву, в другие города, в Сибирь и за границу.

Успенский храм с трубой для печного отопления По рассказам односельчан Платов в Москве, занимаясь ассенизаторскими работами, имел в своем распоряжении 18 лошадей с телегами и прочим оборудованием, за что получил прозвище "золотарик". Собрав капитал, Василий Ильич пустил его в дело, открыв часовую фабрику в Шарапово, где в самом селе и окрестностях уже было достаточно много людей, обученных часовому мастерству.

Успенский храм в Шарапово Оборудование платовских мастерских состояло из 15-20 ножных токарных станков, трех винтовых прессов и нескольких станков для фрезеровки колес. Вся эта несложная техника приводилась в движение вручную. Необходимый материал закупался в Москве, а триб-сталь получали из-за рубежа. До установки винтовых прессов колеса часов делали поэтапно, кустарным способом. Цепи из пружины-витейки вязали женщины-надомницы, получая по 50 копеек за сотню цепей. В среднем одна работница при 10-12 часовом рабочем дне за три дня могла связать 100 цепей. Часто привлекали и детей 5-8 лет, получавших за сотню цепей по 10 копеек.

Крестильня у Успенского храма У Платова имелось разделение труда. Рабочие занимались по отдельности - кто штамповкой колес, кто стрелок, кто маятников. В ход очень часто шел и местный материал: ольха, ель, береза - для корпусов, речной песок - для заполнения гирь. Украшения для настенных часов с боем изготовляли токари деревни Ликино, а прочие резные украшения делали местные столяры.

Фабрика В.И. Платова считалась одной из крупнейших в Звенигородском уезде. Вместе с учениками тут трудилось 110 человек, не считая 40-50 надомников, изготовлявших цепочки и футляры.

Крестильня у Успенского храма Производство ходиков и настенных часов в Шарапове развивалось вплоть до становления Московского объединения "2-ой часовой завод". По окончании Гражданской войны и укреплению советской власти на базе бывшей фабрике Платова была организована артель «Точные часы». Следуя новой экономической политике, шараповские часовщики некоторое время выпускали часы с советской символикой: на циферблатах изображались звезды, серп и молот. В 1924 году в результате слияния Московского радиотелеграфного завода, электромеханических и часовых мастерских создается Московское производственное объединение «Второй часовой завод», где к 1930 году было освоено массовое производство ходиков, будильников, уличных электрочасов. По свидетельству Владимира Васильевича, местного жителя, отец которого работал на часовой фабрике Платова, производство часов на Московском заводе было налажено трудами шараповских мастеров, которые трудились в Шарапове до конца 1930-х годов. Начавшаяся Великая Отечественная война прекратила всякое производство в Шарапове и славная страница, связанная с часовым промыслом, была завершена.


Реклама

Яндекс.Метрика