Въезд в село Дарна Красивое имя Дарна принадлежит селу в городском округе Истра Московской области. Находится оно на левом берегу реки Дарья (в прошлом река называлась Доренка), примерно в 3 км на восток от города Истра. По имени речки село в прошлом называлось Дорной, но потом на московский манер «о» превратилась в «а» и получилась «Дарна» (название речки тоже модифицировалось в более привычное современному уху слово и звучание).

Между тем, слова Доренка, Дорна не случайны, чтобы это понять, надо вернуться на много веков назад к истории поселений в этих местах, которая разделяется на несколько периодов.

Дома Дарны Начнём с того, что славяне в этих местах селились очень давно, о чём свидетельствуют девять курганов у деревни Рычково неподалёку от Дарны. Расположены они в лесу, на высоком берегу впадающей в реку Истра речки Песочная (в прошлом Песочня), напротив устья впадающей в неё речушки Дарья (в прошлом Доренка). Относятся эти курганы к первым временам славянского поселения в Московском крае, а именно к девятому, десятому и одиннадцатому векам. Подмосковье было границей расселения двух больших групп славянских племен — вятичей и кривичей. Согласно археологическим исследованиям, проведённым в Истринском районе, на берегах Истры селились кривичи, пришедшие сюда с верховьев Волги.

Дома Дарны Они занимались земледелием, для возделывания земли расчищали участки от леса. По всей вероятности, название речки Доренки и села связаны именно с началом земледелия в этих местах. Согласно словарю В.И. Даля, слово «дор» обозначает «расчистить, свободное, открытое место». Автор современного словаря географических названий Подмосковья даёт следующее толкование: «дор» — участок, на котором лес вырублен и выкорчеван. Считается, что это слово относится именно к языку кривичей.

Дома Дарны Что касается следующего исторического этапа, связанного с древним прошлым поселения, существовавшего на месте современной Дарны, то одно время оно было частью огромных владений рода Пушкиных. Затем, около восьмидесяти лет, деревня Дарна переходила из рук в руки.

Церковь Воздвижения Честного Креста Господня В 1658 году поселение купил Патриарх Никон, приписавший его к Новоиерусалимскому монастырю. В этом же году здесь была построена деревянная церковь в честь Воздвижения Креста Господня, которая просуществовала около ста лет. Согласно замыслу Патриарха Никона на истринской земле было создано подобие Святой Земли. Окрестные холмы и реки получили новые библейские названия – Фавор, Хеврон и Кедрон, а село Дарна переименовали в Воздвиженское. Название такое деревня получила потому, что по географическому расположению находится приблизительно там, где в Иерусалиме основан монастырь Святого Креста.

Церковь Воздвижения Честного Креста Господня Так Дарна стала вотчиной Воскресенского Новоиерусалимского монастыря и как бы завершающей точкой в великих праздниках, которым были посвящены храмы Нового Иерусалима. При этом село служило парадным въездом/входом в подмосковные святые места. Богомольцы, шедшие на моление в Ново-Иерусалимский монастырь, останавливались здесь и могли полюбоваться с холма золотеющими вдали монастырскими куполами.

Церковь Воздвижения Честного Креста Господня В 1757 году после разрушения первой Воздвиженской деревянной церкви «тщанием прихожан» на её месте был возведен новый деревянный храм святых апостолов Петра и Павла. В ночь на 26 марта 1893 года во время Великого поста эта церковь сгорела.

Прихожане и причет сгоревшей церкви получили от Московской Митрополии разрешение построить временный храм вместо сгоревшего. Такой храм во имя святых апостолов Петра и Павла в том же году был пристроен к существовавшей в селе с 1890 года церковно-приходской школе.

Церковь Воздвижения Честного Креста Господня Проект нового постоянного храма был выполнен в 1895 году известным архитектором Сергеем Шервудом в духе эклектики, в виде пятиглавой кирпичной церкви. Им были составлены чертежи плана, разреза, фасада храма и церковной ограды, а также земельный план местности. Важно отметить, что вся работа, выполненная архитектором, была благотворительной.

Церковь Воздвижения Честного Креста Господня Сергей Владимирович Шервуд (1 мая 1858 - 17 августа 1899) - русский архитектор, строитель храмов в Подмосковье и особняков в центре Москвы, представитель творческой династии Шервудов. Окончил Московское училище живописи, ваяния и зодчества в 1889 году. Являлся старшим сыном художника, архитектора и скульптора, одного из главных идеологов русского стиля в архитектуре Владимира Иосифовича (Осиповича) Шервуда, автора реализованного проекта Исторического музея на Красной площади в Москве.

В своих церковных постройках младший Шервуд придерживался «неорусской» стилистической ориентации, ярким примером которой являлся соборный Казанский храм Шамординского Свято-Амвросиевского монастыря Калужской губернии.

Церковь Воздвижения Честного Креста Господня Указ Московской духовной консистории поставил определенные условия по подготовке к строительству нового каменного храма в Дарне. В частности, для осуществления стройки здесь должен был появиться кирпичный завод, который и возник, предположительно на участке, идущем от церковно-приходской школы к реке, вдоль дороги. Близость к речке давала доступ к воде, необходимой при кирпичном производстве, а близость дороги позволяла без проблем доставлять кирпич на стройплощадку.

Вот как написано об этом в донесении благочинного Звенигородского Успенского собора протоиерея Иоанна Рождественского от 9 февраля 1895 года в Московскую духовную консисторию:

Церковь Воздвижения Честного Креста Господня «Во исполнение указа Московской духовной консистории от 30 января 1895 года № 581 имею честь донести, что место для постройки храма во имя Воздвижения Честнаго и Животворящаго Креста Господня в селе Дорне Звенигородского уезда удобно и прилично, так как около сего места нет и никогда не может быть питейных и фабричных заведений, от строений храм будет отстоять в законном расстоянии, главное обеспечение построения нового храма – это есть церковный кирпичный завод … «в настоящее время уже готово кирпича 200 000 …».

Аллея к храму вдоль подъема дороги от речки Дарья Возглавил работы по строительству нового храма 29-летний священник Лазарь Гниловский. Помощь меценатов позволила в короткий срок реализовать дорогостоящий проект, который был бы непосильным для прихожан. Большой трехпрестольный храм с тремя приделами Крестовоздвижения, святого Николая Чудотворца и Вознесения Господня был построен к 1898 году. После проведения внутренних работ и созданию убранства церковь была освящена в 1900 году.

Подьем дороги от речки Дарья к храму В последующем это замечательное сооружение не избежало участи многих других русских церквей и было сильно разрушено в советское время и в период войны. Храм отреставрировали по старым чертежам уже после начала перестройки и он снова стал одним из самых видных православных центров Истринского района и Подмосковья.

Происходило восстановление в 1990-е годы при непосредственном участии и во многом, благодаря упорству и вере в успех, настоятеля церкви отца Константина (Волкова).

Улица Дарны у церкви Батюшка знал, что собор в селе Дарна нужно восстанавливать, но приехав на место, не ожидал увидеть полуразрушенное сооружение. На крыше церкви не было куполов, вместо них росли двухметровые березы и мох, от звонницы осталось два яруса, территория заросла кустарником. Но Батюшка и сам, как и храм, имел не простую судьбу, был воином – афганцем, служил там в разведбате. Его не испугали трудности, он вдохновлял и подбадривал верующих, говорил, что все получится и храм восстанет в былой красоте.

Вот как рассказывал про выбор отца Константина его духовный наставник Благочинный Георгий Тобалов:

Памятник служившим в Баграмском разведбате «Я говорю отцу Константину, который при мне нёс послушание в «Покровском храме: «Выбирай любой приход», и он стал просить дать ему приход в селе Дарна. Зачем, говорю, тебе этот приход, там же половины храма нет? Я был очень удивлён такому выбору, но он твёрдо стоял на своём. Приехали туда, а там действительно половины храма нет, разруха. Верхней купольной части не было совсем, одни стены. Рядом пилорама, склад досок и кирпичей, в самом храме горы мусора и щебня. Непоправимый ущерб зданию нанесло складирование минеральных удобрений и агрохимикатов, - стены ими до основания пропитались. Это послужило причиной интенсивного обрастания камней грибком. Я видел, как трудно будет привести храм в нормальное состояние…»

В последующем, а именно два последних года своей жизни, отец Георгий провел под крылом своего духовного сына Константина Волкова, оставив по возрасту пост Благочинного церквей Истринского района и помогая нести службу в восстановленном Крестовоздвиженском храме в Дарне в качестве простого священника.

Крест на месте захоронения протоиерея Георгия Тобалова - Благочинного церквей Истринского района Похоронен Георгий Тобалов здесь же у храма, в его память установлен поминальный крест. Отец Георгий в прошлом в мирской жизни был художником на Мосфильме, работал с режиссерами Андреем Тарковским и Сергеем Соловьевым, среди его друзей и знакомых были Борис Штоколов, Александр Абдулов, Олег Янковский и другие. Будучи уже священником, отец Георгий, используя свой дар художника, занимался иконописанием и духовной живописью. До 2002 года он был духовником всех истринских священников, пользуясь всеобщим уважением.

Возвращаясь к началу возрождения церкви, надо отметить, что поначалу в общине, возникшей в 1991 году, были одни бабушки. Они и помогали отцу Константину. В этом же 1991 году архитектором - реставратором М.Ю. Горячевой был разработан проект реставрации храма. Потом уже появились разные помощники, включая мужчин.

Храм со стороны аллеи В итоге уже в 1997 году над храмом возвысились шатры с куполами, в этом же году достроили колокольню и подняли колокола, а затем приступили к внутренним работам. В 2001 году состоялось освящение здания церкви.

Старинные иконы и утварь, хранившиеся в храме Воздвижения Креста до революции, изъяли в 30-х годах. Дальнейшая судьба их неизвестна. После возрождения церковь стала пополняться новыми списками, среди которых есть редкий образ Божией Матери «Августовская». На ней запечатлено явление Богородицы русским солдатам под польским городом Августов.

Образ тут оказался не случайно, как Вы помните, отец Константин в прошлом служил в Афганистане, а сейчас в качестве священника он ведет большую просветительскую и духовную деятельность в войсковых частях, ГИБДД, УВД. День памяти иконы совершается 14 сентября. Чтобы помолиться у нее, в этот день приезжают сюда военнослужащие не только из Истры, но и других районов.

Храм со стороны аллеи Кроме того, здесь традиционно, в день вывода Советских войск из Афганистана (15 февраля) собираются воины-интернационалисты, матери и близкие погибших бойцов. Тогда служится заупокойная лития, а затем организовывается совместная трапеза всех гостей. В 2011 году на территории насадили яблоневый сад в память о живых и погибших в 1979-1989 годах в Афганистане. А в саду неподалеку от входа в церковь, появился памятный знак погибшим и живым, кто служил в Афганистане в Баграмском разведывательном батальоне. В этом батальоне проходил службу в качестве рядового – радиотелефониста 2-ой разведроты отец Константин.

Есть у храма на его территории, а также поблизости на еловой аллее, ведущей к церкви и другие знаковые символы – несколько крестов. Про крест над могилой отца Георгия Тобалова уже сказано выше. Один из других крестов обозначает место, где было совершено христианское погребение тех, на чьих костях стоял храм (здесь нашли останки погребенных неизвестных, их имена – Бог весть).

Крест на месте захоронения останков немецких солдат Останки немецких солдат, захороненных здесь в сороковые годы во время войны, были найдены напротив алтаря, а также на участках у некоторых домов села. По номерам найденных жетонов, через Германию, где велась переписка всех воевавших граждан страны, был составлен именной список из 32 солдат, погибших под Дарной. Их останки перенесли в находящуюся недалеко от церкви еловую аллею и погребли под католическим крестом – по словам батюшки, предали земле "по-человечески, без осквернения". Этот поступок русского священника вызвал у немцев глубокое уважение. Равно как уважение вызывает отношение к мемориалам Советским воинам в самой Германии, например, в Трептов-парке или в Панкове в Берлине. Уметь с достоинством относиться к могилам своих бывших противников – признак сильной и уважающей себя нации!

Крест на месте захоронения останков немецких солдат Другой крест стоит над могилой, обложенной круглыми светлыми камнями, украшенной цветами. Этот крест словно растет из крошечного островка веселых неприхотливых цветов. На перекладине надпись: "Блаженная Александра"...

Про Сашеньку (Блаженную) уже много и подробно написано в статье про село Онуфриево, где она была похоронена у местного храма после неожиданной для всех кончины в 1917 году в возрасте 32 лет. Там же написано о причине перезахоронения останков почитаемой блаженной Александры напротив алтаря храма Крестовоздвижения в селе Дарна, которое расположено, как и Онуфриево, на Истринской земле. Здесь же приведены отдельные подробности, не раскрытые в той статье.

Одна из последних жительниц Истринского района, заставших Сашеньку живой, вспоминала про Онуфриево:

Крест в память о Сашеньке на месте ее перезахоронения «У нас храм большой был, широкий, три алтаря. Налево – Николая Угодника. Большой храм – как монастырь какой. Звон далеко слышно было: колокола хорошие. А бывало, на Пасху звонят, звонят, звонят – целую неделю! У нас по деревне иконы носили три дня, только по Онуфриеву. И два дня – по Карасину. А потом носят все уже шесть недель – у нас очень большой был приход-то: Сафониха, Денисиха, Лемянники, Загорье... До самой Рузы почти носили иконы онуфриевские пасхальные. В каждый дом, бывало, принесут, холсты по лавочке постилают, по другой – иконы поставят Воскресения Христова, Распятия Господня... Все сорок дней до двенадцати верст носили иконы, до Ольгина. Большой приход...»

Крест на месте захоронения останков неизвестных Онуфриевский храм уничтожили во время Великой Отечественной войны, при наступлении фашистов: посчитали, что он может послужить ориентиром при ведении огня. На месте погибшей церкви образовался пруд, находящийся там и по сей день. На бывшее старое кладбище у уничтоженного храма стала наползать реальная опасность разрушения и опустошения, которая вплотную приблизилась и к самой почитаемой местной могиле Блаженной Сашеньки.

В 1996 году одна из московских православных организаций обратилась к благочинному этих мест, чтобы какой-либо из храмов Истринского района произвел перезахоронение останков блаженной Александры. Таким храмом стала церковь Крестовоздвижения в селе Дарна. Сюда и перенесли Сашенькины останки.

Вот как об этом рассказано в книге «Дарна – частица Святой земли»:

«Прежнюю могилу Сашеньки покрывали раскидистые кусты белой сирени. В день перенесения ее мощей сирень благоухала сильнее нечистот (примечание - один из местных поставил здесь деревенский туалет)…
Настоятелю Крестовоздвиженского храма отцу Константину Волкову показали того человека, который поставил уборную возле могилы Сашеньки. Из любопытства старик пришел посмотреть, как доставали и переносили мощи святой. Оказалось, что его сын попал недавно в аварию на мотоцикле. Священник спросил у него: «А вы бы согласились, чтобы когда-нибудь на вашей могиле поставили туалет?» Тот ответил: «А мне все равно». И видно было, что ему, наказанному сыновним горем, действительно безразлично…
Между разросшимися кустами сирени, окружавшими прежнюю могилу праведницы, накопали маленьких кустиков и рассадили на месте постоянного упокоения святой блаженной Александры. Теперь каждой весной ее холмик накрывается кистями чистейшей белой сирени, которая благоухает, как прежде».

Место первого Сашенькиного захоронения все же остается почитаемым верующими, несмотря ни на что на него приходят до сих пор.

А блаженная Александра покоится ныне против алтаря прекрасной Крестовоздвиженской церкви в Дарне, в храмовой ограде, в ухоженной могилке под большим красивым крестом.


Реклама

Яндекс.Метрика